Alatoran_header  
Əli Əkbər > Дитя Моё - Гнусный Плагиат

(Д.Меричу и А. Шариати, с любовью)

эссе

Неверные помогают друг другу;
если вы не будете поступать таким же образом,
то на земле будет смятение и великие беспорядки.
(Коран. 8:73)

Проходят караваны вдали, путь туманный, не видно горизонта. Фауст продал неведомое сатане. Продал то, чего в действительности нет. Жизнь - лестница ведущая к звездам, один конец материя, слабая и нелепая, на другом конце Бог. Караван затерянный в тумане: стадо. Хохот, взвизги и затишье. И еще один караван... Мертвая волна в океане истории. Но как верил Фауст в душу! На какой ступеньке лестницы к звездам ведущей он был? Не знаю...
Стюарт Милл прочел Плутарха на греческом. Ему тогда не было и восьми. А у нас полное отсутствие интеллектуалов владеющих греческим. И даже перевода Плутарха нет. Какая жалость!..
Каждый прохожий на улице, отец Руссо. Прохожий читающий до утра Плутарха. Умора. Я умру так и не прочитав Плутарха. Открыл я как то двери своей библиотеки Плутарху, явился он с опозданьем и нахмурившись воссел на трон, как многие... Угрюмые взгляды монстров метнулись на меня... Плутарх, Платон, Декарт... и сотни. Я даже не смог прожить так долго как Фауст. И не проживу...
Хотел бы стать Спинозой. Спинозой, который в убогой комнатушке своей глотая пыль творил чудеса.
Хотел бы чтобы меня распяли.
И Спиноза игнорирует меня. Я вижу его издалека. Но расстояние между нами то растет, то снижается. И все небо в глазах Спинозы.
От мала до велика, наподобие крыс и бегемотов все актёры природы матушки, совокупляясь участвуют в этой комедии. Дышат, задыхаются, потеют, визжат... Ничего красивого, но и не отвратительно тоже.
Душа в цепях материи. Растерзана душа материей. Словно пёс, преследует тебя скелет. Скалится, рычит...
Это стадо сын мой. И что они способны потерять кроме цепей? Из мрака пришли и во мрак уйдут. Бесконечны как волны в океане. Нет истории у этого стада, нет прошлого. И приключений нет. Они не ведают о лестнице ведущей к звездам. Ходят, зевают, сношаются и повторяют услышанное: НЕ ПРОЖИТО!
Да мать вашу, у вас не все еще прожито!
Не все еще отобрано у нас!
Не все женщины еще изнасилованы!
Не все кости переломаны в темницах!
Не все книги сожжены!
Не все мечети разрушены!
И сны вы наши не украли еще!
Но везет же вам мать вашу!
Ведь поклоняются вам массы...
Все еще поклоняются...
...
Массы! Им неведомы извилистые коридоры человеческого мозга. Миллионы звезд на небесах, равнодушно и безучастно следят за этим карнавалом пьяных ублюдков и блядей. Вся жизнь их заключена в двух словах: НЕ ПРОЖИТО! Как удается скале превращаться в разум, они не знают. Словно икебаны они не пахнут и не живучи. Они вульгарны и виртуальны. Искусственны и банальны. Круглый год сублимируют то в анус, то в вагину. Не беги за этим караваном сын мой! Там куда они направляются, зимой и летом бури и ураганы. Их дворцы омерзительнее цыганских шалашей. А что им делать? Мухаммед на коленях молил Творца: "Прости их Господи"! А что Господь то? Как Ему простить того, кто возомнил из себя Бога?
Мефистофель, знатный Мефистофель, славный Мефистофель. А был ли он знатным? Кем приходится Богу сатана? Тварью изгнанной иль близким другом? Бог аморфен словно облака, подобно тишине и помешательству. Почему Он заставил сатану поклонится Адаму? Да не признаю я сатану!
Молодость не прошла моя как в сказках "тысячи и одной ночи". Словно пустыня без капли воды живу я. Но тоску мою, мятеж души и тело мое, гложет другая тоска и мятеж: разум. Жить в Афинах Перикла немым и глухим. Знаю я Тантала. Тантал это я! Книги бегут от меня прочь как от прокаженного, книги то есть люди. Вне книг нет людей.
Я не идолопоклонник. Не поклоняюсь я Книге. Меня призывают
глас, свет, любовь, душа, страдания, слёзы, опыт, Бог... что заложены в ней. Ты на перекрёстке жизни сын мой. И перед принцами стоял выбор, несколько путей, одна из которых вела к блаженству и покою: путь скромности и чистого нрава.
Я родился заново с тобой. Хочу жить в тебе. В тебе или в вас. Ты...
Хотелось бы восстать из пепла подобно Фениксу, и жить в тебе. Подожди пока воспламенится плоть моя, очистится от грязи и греха. Гореть же мне в аду!
Видишь как волнуется море? Вот-вот корабль столкнется со скалой. Слышишь душераздирающий вопль с маяка?
Ты стоишь на лестнице, которая к звездам возвышается. Но не ведаешь об этом. Взоры твои устремлены к ботинкам, а не на млечный путь. Не смотри на стадо что внизу. Это призрак и западня. До этого пристанища тащил тебя я на плечах. И меня несли когда то на плечах. Но нет у меня больше сил. И не погружайся в сон на этом месте, не упусти свою звезду.
Сартр и Камю.
Долго и упорно пытались во что то поверить, обрести душевный покой, найти умиротворение. Даже пытались доказать существование Бога, увы это у них не получалось.... Старались доказать обратное, все переворачивалось верх дном. Есть у них совесть, но человек для них ничто!
Ведь не верующий в создателя, живет в этом мире без смысла на существование.
Философия 19 века оптимистична. Алексис Каррел, Рене Генон и профессор Шандель с книгой "Человек завтрашнего дня"... Это век крика души. Это век чистосердечного признания: ОКАЗЫВАЕТСЯ МЫ НЕ ИДЕАЛЬНЫ!!!
Подоспел Франц Фанон с предложением "приложить усилия для создания модели идеального человека". Заметь! Пророк пустыни и гнусных арабов предлагал это сотни, сотни, сотни лет назад...
Но принцы спящие в лесу, как будто созданы для вечного сна. На Божественную трапезу ты приглашен. О если бы ты знал что расскажет тебе Эпикур. Не видишь как нетерпелив Цезарь? А Кант как всегда в восторге от чувства собственного превосходства. А вот и Маркс подоспел сукин сын, целуется с Платоном. Все, все там собрались. Не узнать тебе Конфуция. А кого ты собственно знаешь?.. Все, все ждут тебя.
Путеводитель Данте в аду - Виргилий. В аду и в чистилище. Я не смог пройти чистилище. И не смогу никогда. Но тебе даю я карту рая. И не забывай что колени ослабли у меня, я долго нес тебя на плечах. Это не жалоба, а предупреждение. Через какие только трудности мы не прошли... тебе не знать. Ты мирно спал на моих руках. Засохли губы от жгучего песка, глаза ослепли. Глаза теперь мои устремились в мрак. Долгий путь и долгие года. А глаза твои блестят. Ты словно памятник ходячий, непоколебимый и гордый. Через какие только трудности мы не прошли... тебе не знать... Божественная комедия... Не оглядывайся назад. Все сокровища Андалусских королей у ног твоих. А в мире больше нет сокровищ дитя мое. Ну почему ты закрываешь глаза?
А в мире больше нет сокровищ, дитя мое!
Ощупью ищет человечество уже миллиарды лет свое счастье в этом проклятом мире, и нет его, нет, нет. Возродились от земли и в землю вернулись. Пески Сахары мой дом. А сколько их было в Ноевом ковчеге? А сколько их было в саду Эпикура? А если сблизиться захочешь с толпой, не теряйся в ней а попытайся осветить ее дитя мое. Сможешь? Хочешь светом стать, научись гореть, пылать огнем. Стать звездой не легко. Не подобает родившемуся Брахмой заниматься пустословием.
Победа доверия, терпения и силы воли. Ты не статуя Аполлона, и не статуя Минервы. Та грань что разделяет человека от животного уже пройдена. Чудотворное действие терпения. Терпения и доверия. Доверился матери своей. А потом мне...
О нет! Друг твой не родился Брахмой. Его не несли на плечах его предки. Он не создан для звезд. Родившийся ползать, не сможет взлететь. Взлететь как ты.
А ты среди сокровищ королей Андалусии. Ты родился с короной на голове. Ты родился как ангел. Когда ты осознаешь свой статус непогрешимого? Когда ты перестанешь играть с цыганскими детьми? Брось кости псам и устреми свой взор к небесам! Для тебя мы уготовили дворец. Сотни людей во имя твоего счастья сложили головы. Все мы рабы твои. Пришли в мир создать тебя. Каждый из нас пьедестал. Мы плиты сложенные судьбой. Так воссядь же на нас.
Ты все и ты никто. Горсть земли или солнце. О как бы мне хотелось оказаться на твоем месте. Почему не отвечаешь мне? Раскрыв объятия ждет тебя Джозефина, а ты бежишь за цыганками? У Джозефины коровьи груди, а влагалище словно сад Эпикура. Я вижу в нем интеллект. И стоит тебе пожелать, и весь мир будет отдан в твое распоряжение. А мир и без этого весь в твоих руках. Но ты не ведаешь об этом.
А это парии дитя, судьба не улыбнулась ему. Он не достоин дружбы твоей. Уйди от него, держись от парии подальше. Нет у него дворцов! Ну, нет у него дворцов! Оставь падаль воронью, не водись с псами. Оставь этого отверженного, его участь лизать кости с псами бездомными. Ему нет места за столом Бога. Дитя мое, в современном мире на вершинах более не ставятся ограждения, будь осторожен.
Путь скользкий, грязный а впереди, вот видишь цветов радуги шалаши клоунов и барабаны шутов? Для парии нет понятия неудачи. В грязи рожден и в ней настигнет смерть его. Кусок грязи... В грязи совокупляются, в грязи рождаются, в грязи подыхают. Программа максимум у них, обрести счастье хотя бы на уровне дворцовых псов. Один неверный шаг и преследует их на всю жизнь совесть. Ты скажешь нет у них её? Есть, просто спрятана глубоко... Во влагалище Джозефины.
Плюнь ты на них сын мой и скажи:
ДЛЯ ДИКТАТОРОВ И ЛИЦЕМЕРОВ - ДА ЗДРАВСТВУЕТ АД!