Alatoran_header  
Əsərlər > Şahin > Иллюзия

Мы любим иллюзии. Мы наслаждаемся ими, да-да, именно наслаждаемся, смакуя каждую мелкую деталь, каждый мелкий штрих тех крошечных обманов, из которых они состоят. Мы создаем их сами, мы холим их и лелеем, тщательно взращивая их на почве той жизни, которая окружает нас, щедро поливаем их нашими слезами по несбывшимся надеждам и, наконец, в полной мере пожираем их ядовитые плоды, скрывающимися под глянцево- витринным блеском кажущейся спелости... Мы верим в них так, как не верим даже в самые, что ни на есть истинные истины, именно потому, что истины, при всей своей твердокаменной положительности, имеют одну особенность - они чрезвычайно неприятны. А этого мы не любим. Мы предпочитаем верить в то, что кажется нам хорошим. Даже если это ложь.
Здесь в тысяче километров от дома, мысли, ощущения, а тем более, эмоции текут совершенно по другому, переливаясь причудливыми красками, играя всеми оттенками, ни на что не похожей жизни.... и подчас, мне кажется, что иллюзии, являются той самой окончательной driving force, дающей нам возможность жить полноценным существованием, или, по крайней мере, тем значением, которое мы вкладываем в это понятие полноценности...
Все меняется и с возрастом ты начинаешь понимать что, все те вещи, в которые ты верил, постепенно меняют личину, разбрасывая вокруг свою, уже никому ненужную скорлупу и безжалостно обнажая самую что ни есть сущность вещей, во всей своей отвратительной красе, отвратительной, но в тоже время чертовски привлекательной, рождая чувство, сходное, на первый взгляд, противоестественному желанию коснуться больного зуба...
Это называется взрослением.

***

...Они любили друг друга всю ночь, переплетенные в дикий, клокочущий клубок и кровать, и эта комната и, даже этот отель, были слишком маленькими, мелкими, мизерными, слишком ничтожными... для их сумасшедшей страсти, пенящейся через край, безумствующей...ураганом по нервам...раздирающей изнутри...заставляющей их соединяться вновь и вновь, пока под утро, они оба не заснули в изнеможении, счастливые и усталые, так полностью и не насытившиеся друг другом...

***

Он приехал сюда несколько дней назад и за последние дни, проведенные в совершеннейшем безделье, он постепенно начинал приходить в себя после напряженного года, полного тревог, скрытых подводных камней, борьбы за выживание и непреодолимого стремления все же добиться своего, довести задачу до конца, до конца, до которого, было ой как далеко...
Не хотелось разговаривать...Хотелось просто лежать у бассейна и наслаждаться тихим ветерком, дующим с моря...море было непривычно теплым и необычайно соленным...оно ласкало тело и смягчало сильную жару, упругим маревом окутывавшим все побережье...
По большей части, он просто валялся на песке, ощущая, как тысячи песчинок впиваются в его тело, полностью размякшее и отдавшееся на волю этой убаюкивающей расслабленности...Слишком многое произошло за последние дни...и от слишком многого придется избавляться...

***

-Я тебе точно говорю, она пробиипь еще та...Фарид трахал ее еще на втором курсе, она уже тогда целкой не была...- толстое лицо смотрело на него с сочувствием, в котором однако, можно было угадать издевку...голос пробивающийся сквозь тосты и многоголосый шум свадьбы...
Дальнейшее он помнил смутно. Рука словно сама схватила бутылку со стола и с размаха обрушила ее на голову говорившего. Брызнули осколки, окропив стол красным... лицо собеседника запрокинулось от удара и толстяк отлетел, с грохотом перевернув стул. На мгновенье в огромном помещении, клокочущем свадебным весельем еще секунду назад, воцарилась мертвая тишина, а еще через миг раздались истошный женские крики. Он заметил, как сбоку к нему кинулся брат толстяка...мельком заметил нож...ужом увернулся и с каким- то звериным наслаждением ударил нападавшего со всей силы поддых, опрокинув его на компанию каких-то лощеных типов, замерших в нелепых позах с совершенно ошалевшими лицами...
Он не помнил, как он выбирался сквозь толпу...не помнил, как Тима, буквально выволок его из зала, посадил в машину, заодно, очевидно, решив проблемы с полицейскими, которые, как всегда ошивались в вестибюле, с радостью и скрытым вожделением отреагировавшими на этот инцидент, который, очевидно, оказался неплохим источником пополнения их кармана ...да ну их на хер...просто отрубился...алкоголь оказался сильнее, ну и хорошо...
Они ехали по ночному городу, когда он пришел в себя...поднял голову, пытаясь понять где они находятся... в свете встречных фар увидел напряженный профиль Тимы...мельком...только шальным блеском глаза...
- Где мы? - еле ворочая языком...
-Все нормально, гардаш, все нормально... отдыхай...

***

Тима привез его в чайхану при Гюлистане у Нагорного парка, наверное, единственное место в городе, открытое в это время...к этому моменту, он почти полностью пришел в себя...сели, запах свежезаваренного чая вывел из оцепенения...
- Не переживай, со всяким бывает, - Тима, как всегда, был рассудительным и спокойным. Всегда. - Подумаешь, по морде дал...Главное, что за дело. Не хватало еще, чтобы каждый ограш, херню порол всякую...
- Он правду говорил?
Тимино лицо на какую-то секунду стало серьезным. Очень серьезным.
- Что мне тебе сказать, гардаш? Не знаю...- он вздохнул - Разные разговоры ходили...Сам не видел, сказать не могу, а трепачи...- он безнадежно махнул рукой - разве заткнешь их...
- Мне плевать что они говорят. Что ты сам думаешь?
Тима пристально посмотрел на него. Медленно вытащил сигарету из пачки. Закурил.
-Послушай, гардаш. Я не знаю, какая она. Ничего плохого сказать не могу. Не видел и не знаю. Но, главное не это. - его лицо стало еще более напряженным - Какой бы она не была, это брат, твой выбор, хорошо? Мне главное знать, что ты ее любишь. А на других мне плевать. Все, точка. - он откинулся и запрокинув голову, выпустил дым, растаявший в предрассветной дымке, уже начинавшей окутывать город...

***

Большую часть времени, он валялся на шезлонге, лениво наблюдая за отдыхавшими, потягивал яблочный сок, время от времени нырял в воду неестественно голубого цвета, мощными гребками проплывал до конца бассейна и обратно, вылезал на нагретый бортик...приятная усталость в теле, доползал до шезлонга, раскрывал детектив, купленный по дороге сюда в аэропорту и все...безделье продолжалось...
Каждое утро он аккуратно ходил в гимнастический зал и остервенело колотил по груше... долго бежал на тренажере-дорожке и качал штангу, чувствуя как буквально пениться внутри загадочная, невесть откуда берущаяся энергия, наполняет него до самых кончиков пальцев, прет изнутри... Он здорово окреп и загорел за эти дни и проходя через бар, нередко довил на себе заинтересованные взгляды женской половины отдыхающих...
Он не заводил знакомств, хотя, по лицам женщин, приехавших на поиски приключений сюда, было видно, что они не отказались бы от мимолетного курортного романа, ни к чему не обязывающего...возможно, что в другое время, он так бы и поступил, но не сейчас...единственное, что ему было нужно - это покой и полная расслабленность, что, в принципе, и было достигнуто...Разговаривать с кем-либо было неохота, он избегал общения и по вечерам, он выходил уже на пустынный пляж, садился на чей-то оставленный шезлонг и подолгу сидел, бездумно глядя на лунную дорожку, просто наслаждаясь ночной прохладой ...

***

- Не обижайся, брат, просто замуж хочет баба и тебя за фраера держит, не обижайся, - Эльхан поднял руку предостерегающе, видно, тоже слышал об инциденте давеча в ресторане. - Мы друзья, брат, хочу предупредить тебя...Ты не первый и не последний.. Мы тебя уважаем и не хотим, чтобы всякая...
- Может, ты заткнешься, Элик, - не повышая голоса, сказал Тима, - свои советы оставь при себе, хорошо?
Эльхан побагровел, хотел что-то сказать, но замолчал, натолкнувшись на колючий Тимин взгляд, встал, безнадежно махнул рукой, и пошел к выходу, с шумом толкая стулья, попадавшиеся у него на пути.
- Вот скотина, а ? Советчик хренов...- Тима сплюнул по ноги, повернулся - Видишь, еще один доброхот нашелся... Учти, так будет постоянно.
Взглянул с одобрением. Смеющийся взгляд.
- Ты молодец, выдержка появилась, по сравнению со вчерашним ...
Он устало кивнул и посмотрел вниз на свои ладони, все в полукружьях царапин...он очень сильно сжал кулаки, слушая Эльхана... Выдержка... Мда...

***

Чувства - странная штука...Ему всегда казалось, что те эмоции, которые он испытывает, на самом деле находятся под жестким контролем. Как человек, привыкший почти полностью контролировать свои эмоции, он чувствовал себя растерянным... как ребенок, заблудившийся в лесу...и где-то на грани рационального восприятия действительности, он ощущал себя совсем потерянным, в сонме своих бессмысленных, но... таких мучительных переживаний...тревоги за нее...странной смеси боли и нежности...и конечно, что отравляло жизнь больше всего, эти омерзительные сомнения, которые, он просто физически, не мог перебороть, оставаясь в перманентном состоянии какой-то безумной напряженности, мечтаний и безнадеги...

***

- Ты любишь ее?
-Да.
-Тогда поступай как мужчина.

***

Откуда берется депрессия? Чернотой холодной, мрачной, надоедливой, она проникает в нас крепкими щупальцами, пробираясь глубоко в сердце, в душу, в мозг...опутывая сетями, выбивая почву из-под ног, лишая способности думать, решать...холодный разум уже не принадлежит мне...только боль на излете, только мысль черкнет порезом слабым, сквозь вой турбин на взлетной полосе...
Он где-то допустил ошибку...
Он всегда гордился своей выдержкой и способностью оставаться до отвращения трезвым, даже в нервном и безжалостном цейтноте отношений...В прошлом...В этот раз жизнь сама доказала ему что нельзя быть уверенным ни в себе, ни в других...
Недоглядел...
Он сидел на песке и мысли текли плавно, но... ноющей болью, отдаваясь где-то под обложкой, пульсируя...словно внутри рос большой и темный зверь, пытающийся вырваться наружу, перехватить за горло, недобрый зверь...где-то очень глубоко внутри.. и эта боль была чем-то новым, горьким чувством...не сравнимым ни с чем другим...
Он рассказал ей слишком много...Слишком много того, чего не следовало бы рассказывать...Раньше он никогда бы не стал этого говорить...В старой жизни...
Причина была в его нежелании что-либо скрывать, не превращать это в фарс, в очередную игру в кошки-мышки, в игру, в которую он уже так давно наигрался...
В самолете ему стало так паршиво, как, наверное, никогда в жизни. Они попрощались тепло, но он почувствовал, что что-то разладилось, что-то стало совсем другим и то хрупкое взаимопонимание, возникшее между ними, готово было рухнуть, инструмент разладился...фальшиво звуча и последняя надежда была на то, что все же, он сможет все изменить, не сейчас, сейчас было все слишком свежо ...но, может быть, потом...чуть погодя...

***

Слов было много. Они беседовали часами, смеясь и подтрунивая друг на другом... а он все пытался найти потаенный, глубоко запрятанный смысл, в затейливых кружевах вечерних разговоров, пытаясь пробиться сквозь неизменную вежливость, найти огонек увлеченности, на которую он так рассчитывал, как никогда в жизни...но безнадежно... ее тон так отличался от тех писем, которые она писала ему, что ему хотелось в какой-то миг вскочить, заорать истошным криком...перевернуть проклятый стол, чтобы хоть на секунду увидеть иное выражение, яркость черт...выраженный испуг или ненависть... или любовь, какая разница...только бы, не эту... снисходительную вежливость...

***

...а город встретил его ветром, непривычным и потому, наверное, приятным...дождя капли на лице, в перекрестке лучей света на ночной трассе...он ехал свернувшись на заднем диване, под мерный шелест шин ...с ощущением какой-то внутренней испорченности...будто разладилось что-то в стройном механизме...и сквозь сон, он просто вспоминал ее улыбку и это было...нет, не сном, а чем-то гораздо более реальным, и реальность эту он ощущал и в дуновение ветра, и в стремительно несущемся навстречу асфальте дороги...и в ознобе, который бил изнутри, тихой сапой подкрадываясь к его сердцу...

***

-Ты долго еще дурака валять будешь?
-Да пошел ты....

***

Слова толстяка задели неожиданно глубоко. Он пытался не обращать внимание, но червь сомнения уже появился, он уже делал свое разрушительное дело...Он пытался зарыться в работу, груз каждодневных обязанностей увеличился в несколько раз...он сидел в офисе до глубокой ночи, давай, давай! Лишь бы забыть все, отвлечь себя от действительно, от мыслей, которые китайской пыткой, капали на голову, тук-тук, лишая разума...превращая каждую минуты в пережевывание одного и того же...раз за разом...до тех пор пока обессиленный мозг окончательно отказывался что-либо воспринимать...и когда наступал этот блаженный миг, он ехал домой и свалившись на прохладные простыни, еще долго мучался, пытаясь заснуть...бессмысленно лежа с открытыми глазами в темноте, ожидая сна, который, словно по мановению волшебной палочки, испарялся, оставляя только мучительную и изматывающую тягомотину бессонницы...

***

У истории было начало и был конец. Или, по крайней мере, они должны были быть. А истина, заключалась в том, что по возвращению домой, он обнаружил, что теперь, все, абсолютно все стало совсем другим...все совсем не так, как хотелось....Но это была та самая жестокая правда, с которой так не хотелось мириться...

***

- Почему ты не хочешь остаться со мной?
- Потому что, я не люблю тебя.
- Это неправда.
- Это правда и тебе пора к этому привыкнуть.
- Ты понимаешь, что я не могу без тебя? Просто не могу...
-А ты понимаешь, что ты просто унижаешь себя говоря это? Ты же женщина....как ты можешь так ?
-Я люблю тебя...милый, я так просто не могу...я умоляю тебя, не бросай меня... я умоляю...
-Успокойся...Ты думаешь, мне легко это все сказать? Я калечу твою жизнь...я уже ее искалечил... ты это понимаешь? Я не могу дать тебе то, что тебе нужно...Тебе нужна семья, дети, тебе нужен нормальный человек рядом...Нормальный, поймешь ты это наконец?!
Только плач в трубке...плач, огнем по нервам...любовь и ненависть смешались в причудливом коктейле...
Слова, слова, одна ложь за этими словами...Ложь в обертке правды...ложь в обертке заботы о человеке, что жизнь свою посвятил тебе... больно, больно...оставайся мужчиной...мда...

***

Новость рассказал ему Фарид, позвонивший со странным голосом, прерывающимся от сдавленных рыданий, буквально через десять минут после того, как он вошел домой, приехав из аэропорта. Чей-то сынок, разогнавшись со своими приятелями на папином БМВ на Мятбуате, не справился с управлением и налетел на Тиму, возвращающегося от заболевшего приятеля. Тот просил его остаться, но Тима, движимый своим извечным нежеланием причинять кому-либо, хоть какое-либо беспокойство, отказался и вышел навстречу своей "карме", как он сам любил шутить...
Он едва успел на похороны и в оцепенении стоял, на теплом ветру, едва ощущая упрямые струйки пота, бегущие по спине...словно в потерянном сне, подчинив мысли свои причудливой геометрии трагедии...не слыша ни муллу, ни беззвучного плача Тиминого отца...не слыша звуков, в абсолютной прострации...только мерно, словно пережевывая унылую серость утраты, двигались губы людей, повторяющих вслед за муллой до мучительности глупое и бессмысленное заклинание отходной молитвы...
Вместе с Тимой умерло все прошлое, все те мелкие радости дружбы, вся та, сидящая глубоко внутри, неосознанная уверенность, и теперь, в безумии скоротечной реальности, он внезапно, со всей отчетливостью понял, что отныне все будет совсем по-другому...Юность закончилась и зрелость на всех порах потащила его за собой в бушующих и пугающий своей неотвратимой фатальностью туннель времени ...

***

Он вышла замуж за одноклассника, который ходил за ней по пятам уже лет, наверное, десять...Ему было наплевать на ее выдуманное, а может быть и нет, прошлое...как, впрочем, и на многое другое...так или иначе, вскоре они поженились и через некоторое время после свадьбы уехали из Баку...больше он про них не слышал...

***

Мы все любим иллюзии.
Особенно те, которые сами себе создаем...

<