Alatoran_header  
Əsərlər > Şahin > Сумерки

В приглушенной тишине сумерек, таится какое-то, только им присущее очарование. Оно пронизывает все вокруг. Оно чувствуется в тонкой пленке влаги, покрывающей стекла окна, и в неярком свете фонарей, с трудом пробивающемся сквозь паутину дождя, и в неровном дрожании занавесок...
и в неподвижности густого сиропа ночи, постепенно красящего день своими самими густыми в мире чернилами цвета индиго...

Я люблю сумерки.

Я люблю их недосказанность. Присущее им совершенное равновесие света и тьмы. Холода и тепла. Равнодушия и возбуждения. Время разговоров по телефону. Или томительное ожидание звонка. Спокойная и размеренная неторопливость бытия. Поступь ночи... последняя сигарета...любимая кружка...чай крепчайшего разлива...клубящийся аромат...
Для человека, лишенного семьи, сумерки превращаются в какое-то подобие друга...которого ждешь с нетерпением...и который никогда не разочаровывает.
Почти никогда.
В эти сумерки, я который раз ловлю себя на мысли, что хоть уже прошло много лет... а я все еще веду свой незаконченный диалог с тобой...
Я не успел все объяснить, все сказать, заставить поверить....
А теперь слишком поздно. Поздно.
Есть такой стиль музыки, который называется боссанова. Бразильский джаз. Музыка страны, где я никогда не был. Может быть, когда ни будь....И есть у этого музыки своя душа. То, чему эта музыка полностью посвящена. Вокруг чего она закручена тугой спиралью...Эта душа зовется соудадже. Это такое состояние. Как объяснить, что это...не знаю...переводится, обычно, как депрессия...но, это не так...это не депрессия..
Скорее, это светлая грусть, вызванная отсутствием любимого человека рядом...ну, причем здесь банальная депрессия...
А депрессия...м-да...это глупое слово и совсем сюда не подходит...
Соудадже...
Соудадже и сумерки дополняют друга. Они идут рука об руку. Как Инь и Янь.. Как добро и зло...Как черное и белое....
Как-то раз, смеясь, ты сказала мне, что доказано, что у черного цвета может быть около семидесяти оттенков.
А белый цвет всего один.
Поэтому добро всегда гораздо скучнее зла. Добро слишком однообразно.
Удивительно, правда?
Так ты сказала...
А я не понял..
Вот так вот...
Прошло столько времени...
Она умерла ночью. Я до сих пор, помню свое бессмысленное сидение в приемном покое больницы, при безжизненном свете ламп, в тоскливом ожидании, полном… какой-то мрачной безнадежности, смешанной напополам с унылым узором дешевых обоев, с особым больничным запахом, который будет преследовать меня многие годы, напоминая о том зимнем вечере, когда усталый пожилой врач, сочувственно глядя на меня поверх толстой роговой оправы, вынес приговор, дамокловым мечом обрушившимся на мою счастливую жизнь, и одним ударом превратившим хоровод беззаботных дней в одну сплошную рану, боль которой, будет терзать меня еще очень долго, осуществив ту самую, незаметную на первый взгляд трансформацию, которая превращает полноценную, играющую радугой красок жизнь, в простое, и по большому счету, никому не нужное существование…
Чудовище по имени рак утащило ее в свою глубокой нору, просто забрав ее из этого мира, как будто ее в нем и вовсе не было...
Диньдон, диньдон...загорелся Кошкин дом...
Существует тонкая грань между реальностью и сном. И подчас, мне кажется, что в сумерках, эта грань полностью растворяется...
Вчера вечером, я задремал...привычно сидя на полу, не заметил, как плавно в сладкую дрему перешли мои мысли...сквозь сон, услышал твой голос, со столь восхитительной хрипотцой, сказавший нежно:
Ты простудишься, милый...
И тихий смех...в полутьме.
Словно прикосновение провода...
Проснулся... и привычная тишина кругом...
Я проснулся в пустой квартире, на шестом этаже дома с видом на море...под ставший уже привычным шум волн во время прилива...
Проснулся, заботливо укрытый пледом....
Пледом, которым так любила укрываться ты...
...и который, я не вынимал из шкафа долгие годы, боясь...да, боясь того прикосновения боли, которую я с таким трудом смог загнать внутрь.
Я сидел дрожа, в холодном поту, бессмысленно глядя на плед, ощущая в руках податливую шерсть и чувствовал, как по моим щекам текли слезы, слезы, смысл которых, я сам, вероятно, не мог до конца понять…
Я вспоминаю другие странные вещи, иногда сопровождавшие меня в сумерках...шаги в темноте...дуновение сквозняка от закрытой двери...мелькание света...хрустальный перезвон бокалов в доме, где последние гости были пять лет назад...пронзительное ощущения кого-то рядом, да, стоит вот протянуть руку и...коснешься гладкой кожи, завиток волос...прикосновение на рассвете...и сплошной обман, нет никого...опять померещилось...
Мне многие говорят, что так жить нельзя. И мне кажется, что они правы. Нельзя жить тенями прошлого...какими бы они не были...лучше не тревожить его...пусть останется все, как было...
Только вот, что поделать с самим собой....со своей неуклюжей неуместностью...
Сегодня вечером, как обычно, я допью свой чай, вымою чашку, и выйду на балкон...вновь окунувшись во влажное и тревожное молчание сгустившейся темноты...
Я возьмусь за гладкие холодные перила, словно пробуя на их прочность...
Буду долго всматриваться в чернеющее пространство, в котором уже трудно различить детали…
Затем, я перешагну через них и сделаю, наверное, самый важный в моей жизни шаг, окончательно расставив все точки в своем долгом споре с той самой непреодолимой силой, именуемой существованием...
Шаг, который приведет меня к тебе.
Надеюсь, у меня хватит сил.
Я перестал верить в Бога много лет назад. Иначе и быть не могло. Ведь он не смог тебя вернуть. Утраченная вера оставила пустые чернеющие дыры, которые так и остались незаполненными.
По большому счету, я сам виноват. Жизнь, в которой нет тебя, я сам превратил в сплошные непрекращающиеся сумерки....

Сумерки...